Жизнь - 26 Января 2014 - Коллективный блог - Бесполезный сайт
Бесполезный сайт - открытое интернет-сообщество. Прочитайте статью о Бесполезном и присоединяйтесь к нам не только из-за того, что хотите спастись, но и из-за того, что почему бы и нет, риАльне.Статьи
Картинки
Форум
Вход | Регистрация

Блог »

Жизнь



Привет, Бесполезный. Меня тут не было давненько, примерно два года, и за это время мы с тобой совсем умерли и стали другими. И это хорошо, потому что я устал. Я написал рассказ, и выкладываю его сюда. Рассказ называется "Жизнь", и он о... Жизни! О самой обычной, правда, как наша жизнь, или десять рублей. Надеюсь, он тебе понравится. Я бы выложил и на Муравейник, но забыл свой ник и пароль.
И ещё скажи мне, как у нас дела?
Поехали?

Пролог
Я опустил голову вниз и посмотрел на свои туфли. До блеска начищенные и немного запыленные. Ветер дул справа, грузные фиолетовые облака нависли над полем зелени, посреди которого стоял дом, на крыльце которого стоял я. Холод ударил с новой силой, и я поёжился. Поправив галстук, я постучал в дверь. Она открылась, и навстречу мне вышел строго одетый человек с мягкими чертами лица, его взгляд быстро скользнул по мне, он кивнул и сказал:
- Вы Карсанов, я полагаю?
- Да. – За его плечом я разглядел серую мебель и стены.
- Мы вас уже ждём давно. – Он отступил назад, освобождая мне дорогу.
- Я заблудился в поле. – Я глубоко вдохнул ещё свежего воздуха, сжал ручку чемодана, и вошёл в дом.
- Снимите обувь, пожалуйста.
Я разулся и встал на мягкий ковёр. Где-то журчала вода. Человек махнул рукой куда-то в сторону:
- Там.
Я пошёл в направлении единственной открытой двери. В доме было тепло и свежо. Пройдя ещё через несколько дверей, я попал в просторную комнату без явных очертаний. Был только большой белый стол, маленький искусственный водопад, несколько кресел и были огромные окна, открывающие взгляду бескрайние зелёные поля. Издалека нёсся дождь.
За столом сидел ещё человек. Он был одет свободнее. На нём был красный галстук и смокинг чёрно-синего цвета. Он улыбнулся мне, кивнул, и сказал:
- Присаживайтесь, пожалуйста. Сейчас нам принесут кофе.
Я сел рядом с ближайшим окном. Спросил:
- Полагаю, вы уже знаете, кто я, и цель моего приезда?
- Ещё два дня назад говорил с вашим представительством. Если бы я не знал вас, вы бы не нашли этот дом.
А я его и так почти не нашёл: ездил по полю два часа. Но зато поле было очень красивым, и вдоволь насмотрелся на природу.
Кто-то внёс нам какое-то кофе, и поставил поднос на стол.
- Итак, с чего мы можем начать наш разговор? Что вы можете мне предложить? – Он был явно заинтересован. Хорошо. Обычно разговоры начинаю я.
Я посмотрел направо, в огромное от потолка до пола, окно. Из туч нехотя вырвалась синяя полоса грозы и врезалась в зелёное море травы. Звука грома не было слышно. Подул резкий ветер, и море заколыхалось. Дождь стремительно нахлынул и обрушился на дом, а потом всё замерло.
И я начал говорить.

Глава 1.
Что мы можем предложить? Власть в обмен на деньги. Движимые и недвижимые капиталы в обмен на людей. Нужно быть лишь богатым и знаменитым. И по-настоящему свободным.
Долго ли мог существовать демократический режим, который был по своей сути настоящим тоталитарным строем? Долго, но всему приходит конец, рано или поздно. На одну крайность всегда найдётся другая, ибо у палки два конца. С появлением какой-то непонятной радикальной партии «Стойкость», цели которой лично мною уже давно позабыты, ситуация в стране начала медленно меняться. Финансов, получаемых партией из-за границы от заинтересованных стран первого эшелона, оказалось достаточно, чтобы выкупить необходимое количество капиталов и предприятий, и зависимость людей, работающих на них, раскололась. На почве раскола возникло ещё больше партий, с другими иностранными инвесторами. Страна постепенно начала превращаться в распиленный другими государствами доминион. Искусственные модернизации и инновации. Борьба за власть накалилась, брызгалась и обжигала людей, которые по-прежнему жили плохо, работали, смотрели на небо, размножались и по-прежнему умирали. Человеческие существа дышали тяжёлым воздухом заводов и чистым воздухом облаков, свежего ветра и деревьев. Мы люди, которые хотели жить хорошо и спокойно. Нас волновало всё на свете, но не было нам дела до этого всего. И поэтому нам говорили, что мы должны выбирать, и мы выбирали, а мир продолжался. Теперь ценнее стали богатые и знаменитые персоны, ещё не склонившие свои головы в сторону каких-либо партий. Они могли влиять на ход событий или не влиять, в зависимости от того, что требовалось.
По-крайней мере, я знаю историю так. Во время этих событий я смотрел, привставая на носки, чтобы дотянуться, на тёмноё небо и самую верхушку орехового дерева из окна своей комнатки.
Я медленно провернул руль влево, и машина послушно заскользила по мягкой земле, смешивающийся с песком. В зеркале заднего вида осталась пустая асфальтированная дорога. Облачная погода держалась в этих местах уже несколько недель. Со стороны моря приближался туман, из окна дул ветер, всё холоднее и холоднее, по мере того, как машина приближалась к берегу.
Я зевнул и посмотрел направо. Рядом со мной сидел парень, одетый точно так же, как и я, только причёсанный аккуратнее, и с гладко выбритым подбородком. Я не брился уже неделю. Теперь у нас с ним двойная роль, или что-то вроде того. Всегда ездил один и молчал, а теперь придётся что-то говорить.
- У тебя теперь будет напарник. С приличным опытом работы конечно.
- Зачем мне нужен напарник?
- Новая стратегия сверху. Ты же знаешь, такие важные решения принимаю не я.- Стратегия?
- Ну, знаешь, что-то вроде двойного имиджа, или как-то так. Ты будешь рассеянным неряхой, а он аккуратным чистюлей. Оказывается, очень много людей этого круга подкупается. Тактика, кажется, стара как мир, но работает. Проверенно в других регионах. Вроде.
- Интересно…
- К тому же, теперь нам запрещено отправлять агентов поодиночке. Вчера какой-то богатый псих застрелил одного человека из другой организации, а наши об этом прознали.
- Вот как. - Я отхлебнул зелёного чай. Он потянулся и зевнул
.
Мы выехали на плоский мокрый песчаный берег. Невдалеке виднелся красивый трёхэтажный дом, стоявший вплотную к отвесным скалам. Слева плескалось и колыхалось, как тряпка на ветру, серое море с голубоватыми наливами. Сегодня не должно быть грозы и дождя.
Я опять посмотрел на парня. Истаков, так его, кажется, зовут. Я сказал ему, кивнув головой в сторону дома.
- Будь у тебя такой дом, с ума бы в нём не сошёл?
- Будь у меня такой дом, я бы не приезжал сам к себе, чтобы предложить к партии присоединиться.
- Так и есть.
- Но у меня нет такого дома.
Я взглянул на море ещё раз.
- И у меня нет такого дома.
Мы подъехали к столбу, со знаком, указывающим на необходимость выхода из машины. Мы хлопнули дверцами и вышли. Чемодан нёс Истаков. Туфли немного вязли в песке. Я поправил воротники пиджака, пригладил растрёпанные ветром волосы и постучал в дверь дома.
Истаков сказал:
- Богатая, а звонка на нет.
- Есть, просто я привык стучаться. Всё равно открывают.
Дверь распахнулась, появилась синеглазая женщина средних лет, одетая в вечернее платье, с босыми ногами. Истаков улыбнулся и сказал:
- Добрый вечер.
- Вечер добрый, - ответила она, - проходите в дом. Не забудьте снять обувь.
Мы разулись и прошли за ней по коридору в большую и уютно обставленную комнату. Большие окна, небольшие диваны, стол. Всё как обычно хорошо. Она присела на один, пригласила сесть нас напротив. Указала рукой на стол и сказала угощаться шампанским. Истаков сказал, что не желает, а я взял себе бокал.
Туман погустел и облепил дом с нашей стороны
- Итак. – Истаков придвинулся ближе к женщине. – Начнём нашу беседу?
- Да, конечно. – Она слегка улыбнулась.
Я молчал и пил шампанское.
- Вы уже знаете, представителями какой партии мы являемся, поэтому интродукцию, лозунги и девизы мы сразу опустим, как ненужную формальность. Перейдём к нашему предложению.
Поставив бокал на стол, я сказал:
- В последнее время ваша очаровательная персона начала приобретать вес в сфере средств массовой информации, ваш талант, несомненно, большое наследство от вашей матушки. Мы бы хотели предложить вам взаимовыгодное сотрудничество.
- Как занимательно. – Сказала женщина. – Так давайте перестанем ходить вокруг да около. Что вы предлагаете?
- Мы обеспечим слияние вашей газеты с тремя крупнейшими информационными источниками этого региона. – Ответил Истаков. – До этого момента являвшихся вашими главными конкурентами. В обмен на всю возможную с вашей стороны помощь и поддержку нашей партии.
- Неужели вам недостаточно влияния и без моей поддержки? – Женщина улыбнулась. Я посмотрел в окно, и увидел бледно-жёлтое солнце, пробивающееся через облака и жидкий туман. Моря не слышно.
- У нас недостаточно хорошая репутация в той прослойке общества, в которой вы пользуетесь популярностью.
- Ясно. – Сказала она. – Скажите мне, а это правда, что среди простых работников заводов вашей партии часто можно встретить иммигрантов, работающих за крайне низкую заработную плату?
- Нет. Это рабочие по обмену, им платят столько, сколько требует руководство в их странах. – Ответил я.
- А, понятно. – Она поправила своё платье. - Слои общества, в которых я пользуюсь популярностью, вас откровенно чернят, говорят, что ваша партия продажна до самых корней, и что ваши люди проталкивают на местных муниципальных выборах того, кто больше заплатит вашим мелким начальникам.
- Чушь. – Сказал Истаков. – Ничем не подтверждённая, к тому же будь у нас такой развал в самых низах, наша партия бы давно бы сгнила и рухнула, и мы бы у вас сейчас не сидели.
Я вздохнул, увидел, как медленно рассеивается туман. По морю скользили редкие блики выглядывающего из-под облаков солнца. На пластике окон были видны капли воды. Меня передёрнуло.
- Чем же ваша партия так хороша? – Спросила женщина. – Почему я должна выбрать именно её?
- Потому что мы работаем на неё, сидим сейчас здесь и делаем вам предложение сотрудничества.
- Верно, но знаете что? Здесь уже три часа назад были представители партии «Надежда», и я выбрала сотрудничество с ними.
- Мы не встретили ни единой машины на пути к вам.
- Они прилетели со стороны моря на вертолёте.
Я поджал губы. Мы все помолчали пару минут, а потом я забросил удочку:
- А можно поинтересоваться, на каких условиях?
- На более выгодных, если позволите.
На воде появились небольшие волны. Я почувствовал и услышал лёгкие толчки ветра по окнам. Я взял ещё бокал шампанского и начал пить.
- Разрешите спросить, - начала женщина, - по каким причинам вы приехали именно ко мне сегодня? Я знаю, что у вас есть много других…
- За вас платят больше. – Сказал я.
- Довольно честно.
-Спасибо, что уделили нам время. – Сказал Истаков. Я допил шампанское в бокале, встал, и поправил манжеты на рубашке.
- Кстати, - добавила она, - одно из самых крупных конкурентных со мной издательств скоро закроется. И закроет его ваша власть.
- Почему?
- За клевету.
- На кого?
- На вас. Вы сегодня приезжали и якобы хотели подкупить меня, представляете? А камеры наблюдения всё сняли. Я здесь, разумеется ни при чём. – Она улыбнулась. – Всего доброго.
- До свидания. – Крикнул я, когда дверь за нами закрылась. Я вдохнул свежего и вкусного морского воздуха, прикрыл на секунду глаза и пошёл к машине.
- Какое интересное и причудливое здание. – Сказал Искатов, оглядывая дом на пути к машине, - как такое хрупкое великолепие может перенести подобную катастрофу?
- Здесь не бывает штормов. Скалы защищают от ветра.
- Я понимаю. Всё может случится, но он всё равно красивый.
- Красиво жить не запретишь, - сказал я и сел в машину.

Глава 2.
-Что-то не особо нравится мне мой напарник.
- Он очень умный парень.
- Так-то оно так.
- Не знаешь, насколько он силён в нашем деле?
- Да?
- Ты не поверишь, но это именно он затащил к нам самого Барахатова!
- Это ещё кто такой?
Мы медленно ползли вверх-вниз по канатной дорогое. Кроме нас двоих в кабине никого не было. Пол был прозрачный, и внизу под нами простирался тёмно-зелёный лес, мокрый от дождя. Деревья медленно колыхались, каждое на свой лад. Даже в кабине я чувствовал запах мокрых листьев. Мы постепенно приближались к высоким зелёным холмам, покрытым травой и редкими низкими кустарниками. Тучи нависли прямо над холмами, но дождя там не было. Дождь был над нами.
Истаков лежал на соседней скамейке и неотрывно смотрел на облака. Я сидел, прислонившись лбом к холодному стеклу, и блуждающим взглядом рассматривал верхушки деревьев. Истаков поднял с пола папку и начал вновь перечитывать информацию о человеке, которым нам предстояло заняться.
- В этот раз легко должно получиться.
- Да. В этот раз всё будет просто.
Следующий по очереди был должен нашему банку, после того как его операция по финансам не случилась, кажется, подробности мне были неинтересны, он потерял большую часть своего капитала. Его недвижимый капитал подвергся захвату трейдеров, чтобы отвоевать имущество он влез в долги. Это был первый просчё т того человека. Первый и последний. За несколько дней его репутация была уничтожена. Но он был очень смышленым, этот парень, жаль, что его так прижали.
- Скажи мне, почему ты выбрал эту работу? – Спросил Истаков.
- А в чём дело?
- Просто у тебя большие проблемы с коммуникабельностью, как я заметил. Тебе же не нравится эта работа, так?
- Мне нравится работать в этом месте, тут красивая природа. Город меня раздражает. – Я посмотрел себе под ноги и увидел большое и сломленное у верха дерево. Листья у сломленной части уже начали пересыхать, и резко контрастировали с окружающей зеленью. – Но ты прав, мне не особо нравится моя работа.
- Почему?
- Я думаю, ты и сам понимаешь.
- Но с твоими возможностями ты бы мог хоть как-то повлиять на…
- Как-то? Мог бы. Как-то. Мы бы все могли.
- Вот.
Мы замолчали. Кабина слегка затряслась и начала медленно останавливаться. Мы выползали на пологий склон холма. Дверь приоткрылась, и нам помог выйти из кабины «обслуживающий персонал», старик. Я наступил ногами в траву, мокрую от росы, и посмотрел вправо, на лес, простирающийся чуть ниже нас.
- Ты меня подстрекаешь?
- Ни в коем случае. – Истаков улыбнулся, складывая бумаги в папку. Мы двинулись в сторону дома, стоявшего на краю холма. Дом был двухэтажный и массивный, и утопал в траве, которая проминалась под нашими ногами. Я почувствовал, что у меня промокли туфли.
- Человек он очень добрый и ответственный. Договориться с ним будет легко. Потом приезжайте сюда, и я вам выдам новый список.
- Как скажешь.
- До вечера.

Мы подошли к порогу дома, возле которого трава была пострижена, и Истаков подёргал несколько раз за цепочку небольшого колокола. Навстречу нам вышел высокий и статный молодой человек, с белыми волосами и широким подбородком. Он внимательно обвёл нас взглядом и сказал:
- Я ждал вашего приезда. Заходите.
- Здравствуйте. – Сказал я.
Мы вошли в дом. Проходя за человеком по коридору, я увидел комнату, заставленную мягкими игрушками, три стены которой были раскрашены в цвета радуги, а наверху висела лампа в виде большого солнца с лучами. Четвёртая стена была сделана из затемняющегося стекла, которое по щелчку становилось то непроницаемо серым, то прозрачным, и открывало взору океан деревьев. Детская комната, должно быть. Впрочем, не знаю.
Он провёл нас в небольшую комнату с креслами и кофейными столиками, из неё открывался завораживающий вид на лес.
- Каковы ваши условия? – Спросил он, разлив нам кофе по чашкам, как только мы расселись на ближайшие к нам кресла.
Истаков уставился в свою чашку, не отрывая глаз от чёрной воды, а я ответил:
- Мы устраним ваши долги в наших банках.
- А что взамен?
- Вы подпишите договор на постоянное сотрудничество с одной из наших фирм, и будете там одни из главных консультантов.
- Позвольте, пожалуйста, посмотреть контракт и договор?
Истаков протянул ему бумаги. Я выпил за один глоток всё кофе из своей посуды. Никогда не понимал, зачем нужны такие маленькие чашки. Парень стоял у окна и внимательно изучал документы. Истаков переводил взгляд с него на окно, а потом на свою чашку. Я откинулся на спинку кресла и рассматривал старинные и непонятные настенные часы. Мы ждали его согласия. Мы с Истаковым пару раз взглянули на него. Он стоял на месте и не двигался. Наконец я заметил, что он смотрит не на контракт, а поверх него, в окно, на безграничный лес. Он сказал:
- Мне, пожалуй, не остаётся выбора.
Истаков сказал:
- Вы готовы подписать?
- Только я задам вам один вопрос, с вашего разрешения.
- Ну конечно.
Я разглядел, что стрелки на больших настенных часах были сделаны из какого-то дерева.
- Если бы другие пришли сюда раньше вас, они бы могли бы предложить мне что-нибудь лучше?
- Да. Намного лучше. Но, как минимум половина банков - наши. И исход в любом случае был один и тот же. С нами вы или без нас, у них вам бы пришлось ничуть не лучше. – Проговорил Истаков, наблюдая, как планируют птицы над верхушками деревьев. Птицы летели неспешно и размеренно. У них там гнёзда, в этих зелёных верхушках. Дождь там, кажется, прекратился, и теперь они летают в поисках добычи.
- Скажите мне честно.
- Что? – Спросил я.
- У меня же всё равно нет выбора?
- Есть. – Сказал Истаков. – Ещё какой.
- Дайте мне ручку. Я подпишу.
- Пожалуйста. Только давайте сначала распишемся мы.
Я встал со своего места, размазал ручкой по бумаге. Истаков поставил свою подпись, а потом протянул договор человеку. Пока он подписывал несколько экземпляров, Истаков пристально посмотрел мне в глаза. Я не выдержал его взгляда и отвернулся
Обратную дорогу мы проделали молча.

Глава 3.
Когда я ложился спать, у меня ужасно болела голова, и мне пришлось выпить две дозы обезболивающего снотворного, вместо обычной одной. Обезболивающее заканчивалось. Пускай, завтра усну и без него, или вообще не лягу спать.
Ночью мне снились непонятные сны. В одном я строил огромные железные пароходы, чтобы пустить их вплавь по морю. Я спускал их в море, даже не покрасив. Они стояли на сухом песке, а я толкал их на воду, и они отправлялись вплавь один за другим. Там на борту не было ни одного человека, и морской ветер постоянно завывал в отсеках, палубах и трюмах, и я слышал какое-то подобие заунывной и страшной песни, хотя вроде бы и красивой, но мне она не нравилась. Потом начали подниматься совсем маленькие волны, которые врезались в большие пароходы и переворачивали их. Волны были такими пустяковыми, и я был очень удивлён, что мои пароходы от них переворачиваются. А когда они переворачивались, сразу же тонули, хоть отплыли совсем далеко от берега. У меня остался только один пароход, я решил не спускать его на воду и забрался в него. Я захотел там поспать, прилёг на прохладный пол верхней палубы, а потом оказалось, что я лежу в собственной кровати.
Во втором сне я лежал в своей постели, а все мои соседи хохотали в своих квартирах. Они не переставали смеяться ни на секунду, и сначала меня это ужасно раздражало. Потом мне тоже стало смешно, непонятно от чего, и только я хотел засмеяться вместе с ними, как проснулся.
Меня разбудил телефонный звонок. Звонил мой второй, запасной телефон. У меня был такой телефон, чтобы я хоть с кем-то мог поговорить конфиденциально. Этот номер был только у одного знакомого человека. Я привстал на кровати, отыскал в потёмках телефон, и сказал в микрофон:
- Слушаю.
- Привет. – Чистый и мягкий мужской голос вытаскивал меня из обломков сна. Мне всё ещё ужасно хотелось расхохотаться. – Я тебе давненько не звонил, как дела?
- Чего ты хотел.
- Я же тебе говорю, давно не звонил. Как там вообще дела?
- Тебе как всегда?
- Как всегда.
- Самый наш выгодный, на кого мы возлагаем большие надежды, это – Соколов. С каждым днём он обрастает всё большей славой и популярностью.
- Этот тот, который скоро выходит на всех экранах?
- Да.
- Мы не знали о том, что он становится таким популярным у народа. Ещё до своего звездного выхода.
Я посмотрел в окно, крыши соседних домов подпирали и протыкали тёмноё беззвёздное ночное небо.
- Я хочу спать. Покончим с этим скорее?
- Покончим хоть завтра. Со всем покончим. Совсем. Деньги придут на твой любимый счёт.
Я молчал.
- Значит завтра? Будет нормально?
- Да, думаю я смогу.
- Не переживай, ты хороший человек.
- Я не знаю.
- Как хочешь. Спокойной ночи
Я в беспамятстве повалился на кровать.
Мы выехали на центральную дорогу. Впереди было ещё два часа пути, так что я настроился на долгую поездку. Мы проезжали сквозь пустынные и серые места. Наша дорога лежала в земле и гравии. На пути мы не встречали ничего кроме редких и маленьких домиков или будок, да пару раз из-за горизонта навстречу выехало несколько машин.
- То есть вы хотите взяться за него сегодня?
- А почему бы и нет? Сами же говорили, что он наша самая большая звезда – Спросил Истаков.
- Чем быстрее, тем лучше. – Добавил я.
- Отлично. Только раз решили ухватиться за него, выезжайте скорее.
Мы ехали уже полтора часа, и я начал уставать от монотонной езды. Ноги у меня затекли и шея болела. Я выключил кондиционер в машине, и приоткрыл окна, чтобы подышать живым воздухом. Резкий порыв холодного ветра врезался мне в лицо. У меня заслезились глаза. Белые тонкие облака неслись по небу ещё быстрее, чем наш автомобиль по дороге. Истаков заметил мою усталость:
- Давай я поведу.
- Не надо.
- Дело твоё. Ты помнишь, о чём мы разговаривали?
Я сказал, не отрывая взгляда от дороги:
- Да.
Истаков зевнул, и продолжил:
- Со мной связались заинтересованные люди. Они сказали мне, что настало время перемен.
- Мы говорим точно так же.
- Они настроены по-другому. Им вроде бы, не всё равно.
- А мне – да.
Через время мы въехали в небольшую богатую деревушку, построенную прямо на пустыре, сравнительно не далеко от города. Мы подъехали к нужному нам дому. Небольшой дом, с двориком. Всё было сделано, как всегда, со вкусом. Рядом с входом стояли две машины. Мы вышли.
- Будущая звезда экранов живёт довольно просто. – Проговорил я, открывая дверь калитки.
- Будущая.
Мы подошли к порогу. Истаков нажал на звонок. Нажал ещё раз. В дверях появился среднего роста мужчина с выпячивающимися глазами. Он смотрел на нас с любопытством. Я переминался с ноги на ногу. Истаков заговорил.
- Здравствуйте, мы вам сообщали о нашем приезде.
Мужчина робко улыбнулся и сказал:
- Здравствуйте. Понимаете, очень неудобно получилось. Ко мне без предупреждения два часа назад приехали представители партии «Звезда». Они до сих пор сейчас сидят у меня… Не мог же я их выгнать со своего порога…
- А мы? – Поинтересовался я.
- Ну конечно проходите. Просто я уже принял их предложение.
- Ну, раз уже нас опередили, то не будем вам мешать. – Сказал я.
- Ну что вы, я понимаю, долгая дорога, усталость. Заходите.
- Спасибо, всего доброго. – Истаков резко развернулся и пошёл к выходу. Я пожал мужчине руку и отправился к калитке. Я шёл неспешными шагами, вдыхая безвкусный воздух пустыря. Земля была жёсткой словно металл. Калитка беззвучно закрылась за мной:
- Веди ты, я посплю. – Я кинул Истакову ключи.
- Мне интересно, какой вообще смысл в нашей работе, если нас может вот так обогнать кто угодно? Каждый раз, когда происходят такие ситуации, я задаюсь этим вопросом.
Мы разместились в машине. Он сел за руль, а я лёг на заднее сиденье, закинув руки за голову.
- Открой окна у меня до конца. Скоро пойдёт дождь, хочу подышать свежим воздухом.
- Я скоро весь сам отсырею и сгнию от ваших дождей.
Автомобиль завёлся и мы поехали. Я глубоко вдыхал сильные и быстрые потоки ветра. Мелкие редкие капли воды начали быстро врываться через окна и стукаться о верхушку моей головы и туфли.
- Не переживай так по этому поводу.
- Я знаю, что такое часто случается. Я знаю, что почти во всех конторах есть дыры, через которые информация утекает как воздух. Настоящий сыр. И этой дырой в сыре могут быть все, ты, я, наш начальник, и его начальник.
- Дыры. Да. Так оно и есть.
Я засыпал под непрерывную усилившуюся монотонную дробь дождя по крыше автомобиля. Я чувствовал запах воды, прибивающей пыль. Я чувствовал запах мокрого гравия. Мне ничего не снилось.
Я проснулся от резкого поворота, чуть не упав вниз с сиденья. Взглянув вперёд я увидел, как по кончикам моих туфель непрерывно скользит линия посеревшего неба. Дождь перестал.
- Слушай. У меня есть к тебе предложение. Список целей на неделю нам выдали сегодня утром, так что мы уже знаем, кого можем посетить.
- Предложение? – Спросил я, стараясь закрыть туфлёй каждый столб, мимо которого мы проезжали.
- Да. У нас есть возможность посетить пять важных целей. Так давай поедем по-отедльности, каждый сам. У меня есть и своя машина. – Истаков пытался поймать мой взгляд в зеркале заднего вида. Мы подъезжали к городу, и он закрыл окна, чтобы не дышать дымом, отходами и прочей мерзостью.
- Быстро и эффективно. В отчёте можем потом и сочинение написать. – Я пытался привести свой тело в сидячее положение.
- Именно. Успеем не ко всем конечно. Этих пятерых за день обработаем.
- Давай завтра поговорим. Я согласен, но только нужно всё обдумать, как следует.
- Отлично.
Мы вдруг оказались в пробке. Я врезался головой в переднее сиденье и опять заснул.

Глава 4.
- Ну как прошло?
- Не спрашивай.
- Уже спросил.
- Никак.
- То есть, никого? Вообще?
- Я был только у одного.
- Почему?
Я не ответил, и вывернул баранку руля, мы въехали в хвойный лес. Дорога была ровная и хорошо изъезжена. Колеса приятно хрустели по иголкам ели и сосны. В открытые втянулся невероятно приятный и успокаивающий запах хвои. Большие тяжёлые капли воды медленно собирались на иголках, а потом стекали с них ручейком. Истаков почесал нос, а потом заявил:
- А я заключил контракты с обоими, представляешь?
- Да?
- Оба попались какие-то безвольные и на всё согласные. Я бы не сказал, чтобы они противились особо, но энтузиазма в них я тоже не заметил. Как будто им было наплевать.
Я опять вывернул руль, и мы плавно выехали на аллею среди деревьев, ведущую к дому, видневшемуся вдалеке.
Истаков шмыгнул носом и прокашлялся. Действительно, этот мокрый и слякотный климат непривычно довольно неприятен. Нужно привыкнуть к особенностям работы в этих местах. В первое время со мной было то же самое.
Или нет?
К своему удивлению, я вообще не смог вспомнить ничего из своих первых дней работы здесь. Я помнил только частые дожди, иногда палящее солнце, леса, и холодное даже летом море. Как ни пытался, я не смог вспомнить ни одного человека, с которым мне довелось заключить договор или контракт, ни одного дома, кроме нескольких последних.
Все эти лица и дома превратились для меня в одно целое, непонятную массу, замытую ливнями и заглаженную ветром. Я не чувствовал себя составной частицей происходящих вокруг меня событий. Я понял, что я происходил в них, смешивался с ними, и не имел никакого значения. Простая вроде мысль. Я вертелся вокруг людей, которые вертелись вокруг разных других людей, вокруг событий и природы, моря и камней. Мы встречались, проносились мимо, скользили и крошились друг о друга.
Видимо, каждый человек должен раз в жизни понять эти вещи, чтобы усвоить, что он ничего не понимает и не понимает своего значения, которое сам создаёт себе.
Мы подъехали к дому и вытащили свои тела из машины.
Я поднялся на порог вслед за Истаковым.
От моего стука дверь легко распахнулась.
- Здравствуйте! – Прокричал Истаков, переступая через порог. Я пошёл вслед за ним.
Меня вырвало на дорогой блестящий кафель. Я выбежал из дома и рухнул коленями на мокрую траву, прислонившись лбом к низу ёлки. Я начал быстро вдыхать ароматный воздух, пытаясь себя успокоить.
Недалеко от входа, рядом с большой гарнитурой – шкафом лежало окровавленное и надрезанное тело. Кажется мужское.
Когда я зашёл в дом ещё раз, я увидел, как Истаков округлившимися глазами смотрит на труп. Тело было изломанно, с торчащими костями и кусками мяса.
Запах дождя и хвои перемешался в доме с запахом гнили и трупного яда.
Кровь уже не растекалась, из неё образовалась река, в которой отражалось окно, и деревья, и нависшие над ними тучи.
- Надо звонить в полицию. – Сказал я Истакову, вытирая рот рукавами пиджака.
- Да.
Мы вышли из дома, я достал телефон.

На обратном пути, поздно ночью, когда мы ехали вслед за патрульной машиной в полицейский участок, запах гнили до сих пор преследовал меня и врезался в нос. Я закрыл окна и включил кондиционер. Истаков заговорил первым:
- Что ты думаешь?
- Что? – Я посмотрел на него в зеркало заднего вида.
- Это ведь могли быть…
- Кто угодно.
- Да?
- Да. Не хочу об этом говорить. Думать тоже.
- Я, конечно, видел покойников, но чтобы вот таких. И где его семья? Он ведь жил с семьёй?
- Не знаю. Я хочу спать. – Мне надоело открывать рот и произносить звуки.
Мне всегда хотелось спать.

Глава 5.
- Слушай. Понимаешь. Тут такое дело, тебе лучше на время выти в небольшой отпуск, до окончания расследования. Меньше беспокойства.
- Я не хочу отпуска.
- Я тебе советую. Сейчас всё равно начнётся встряска, к нам приезжает отдел собственной безопасности. Будут искать у нас в отделе крыс и информаторов. Ты не удивляйся, если они к тебе заглянут. Они ходят по всем нашим.
- О, я не удивлюсь.
- Истаков мечется между требованием о переводе, и требованием о повышении оклада. Не знает, что выбрать, и не даёт мне спокойно работать.
- Я бы на его месте перевёлся отсюда. Тут для него слишком сырой климат.
- Как знать. Может ты и прав.

Я впервые за долгое время включил телевизор. Надел чистую майку, штаны. Поел с утра дома. Проспал половину дня, а остальную половину смотрел в окно, на здания, проезжающих и проходящих по мокрым улицам людей. Со дня на день должна прийти солнечная погода.
Наступила ночь. Я не мог уснуть. Достал снотворное и принял всё, что оставалось в пачке. Мне было всё равно: очнусь я дома с головной болью, в реанимации с головной болью, или больше не очнусь вообще.
Переключил на новостной канал. Струйки воды молниеносно стекали по пластику. Над антеннами соседнего здания открылся кусочек звёздного неба. Луны не было видно.
Я слышал телевизор.
«В наше время у людей не осталось иного выбора, кроме выбора. Я думаю, вы понимаете, о чём я говорю. Уже долгое время народ метается из угла в угол, пытаясь найти прибежище чистое и комфортное. Но так продолжаться больше не может, так как человек никогда не найдёт уже готового для себя райского уголка. Нужно сделать свой выбор и вместе, сплочённо бороться с трудностями. Нужно идти к одной цели. И лично я господа, иду к цели под знамёнами партии «Стойкость»
- Знаете, я с вами не согласен…»
Я медленно погружался в темноту.

Эпилог.
- Что я могу вам предложить? – Повторил я.
За окном ещё одна полоска сине-фиолетового света разрезала горизонт и ударилась о траву. Даже сквозь стёкла я чувствовал запах грозы и свежести.
- Я могу… - Дождь усилился.
Человек в красном галстуке с улыбкой смотрел на меня.
Что-то я не понял. Что-то упустил. Но когда? Как я выпустил это из своих рук? Как оно ускользнуло, исчезло, так и не показавшись, не открывшись мне?
- Я… - Ветер начал постепенно сносить дождь в сторону. Я посмотрел в непонимающие глаза человека, и сказал:
- Ничего. Я ничего не могу вам предложить.
Человек удивленно спросил:
- Как же это?
- Извините меня, пожалуйста. - Я направился к выходу. Рука моя держала так и не раскрывшийся чемодан. Впервые, я ни разу не раскрыл из него листовки и контракты за время посещения.
Я шёл к машине под косые слабеющие полосы ливня. Ветер сдувал воду и мой галстук.
В машине было странно и душно. Я открыл окна и включил зажигание. Сверху обрушилась ругань грома. Он эхом продолжал отдаваться в моей голове. Я нажал на педаль газа, и стал ждать, пока сдвинется с места автомобиль…
Конец



26.01.2014 | просмотров: 938 | оценка: - + | интерес: 5%
терпеть не могу тэги
26.01.2014 16:09 по Москве | +1 Спам
DEATH upd. Спасибо за чёрный круг.
26.01.2014 21:41 по Москве | 0 Спам
Прости сразу узнал, кто автор. льдины, корабли. прочту потом, но уже рад от тебя что-то видеть
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Случайный пост:

Сколько зарабатывает музыкант на своих записях в интернете
16.04.2010
1746
2

Лента комментариев:

Прости
намного лучше было
mutro
сколько раз он туда ходил?
Прости
это был не я, это кот по клавиатуре ходил.
mutro
Ты добавил композицию в любимые и прослушал ее 53 раза.
Прости
теперь скажи "а там не говорилось, что пиво надо исключить"
Прости
Прости
Прости
Прости
Прости
ПОЗВОНNТЕ ОТАШУ!!!
Прости
нифига себе)
побольше бы таких комментариев к картинкам
boo
Факультет компьютерных наук в духовной семинарии отчитался о проделанной работе.
Прости
D:\Музыка\Любимое\1990 - Киркоров Филипп - Синдбад-мореход\17. Браво Брависсимо.mp3" cry cry cry

300 последних комментариев
100 последних постов
Категории:

Флешки [78]
Картинки [256]
Читать [180]
Учиться [60]
Смотреть [366]
Слушать [81]
Я сделал [97]
Другое [60]
Памятки [29]
Работаем вместе [16]
Размышления [45]
Работа сайта [60]
mr.Freeman [97]


Топ раздела:

- Перевести текст в двоичный код и обратно - Нули и единицы
- Красивые песни про наркоманов и про наркотики
- Гитлер и Скайп - скачать видео
- Лучшие фразы Бендера из Футурамы
- 38 серия покемонов и эпилепсия
- Креативная реклама с битбоксом
- Гитлер и Торренты скачать, Гитлер и torrents.ru
- Казнь №3. Самая массовая
- Mujuice - Выздоравливай Скорей!
- Адская Белочка. Социальный ролик от минздрава.
- Mr. Freeman Выступление на трансперсональном конгрессе
- Самая длинная песня в мире: Error - Long Spiral
- Френки и Фримен о России, грустная правда
- Несколько строк от широко известных в узких кругах авторов
- Максим Доши Cruel Addict идиот на Украина мае талант
- Как делить лист на разное количество равных частей
- Не знаю как отнестись...
- ЗОЙЧ! Жаба символ олимпиады в Сочи 2014
- Френки-шоу закончилось
- Уинзор МакКей и его старинные мультфильмы


Лента картинок:









переключатель добра:
обратная связь | оставьте отзыв | todo | о сайте | 300 тегов | лучшее | задворки | мы | наверх